?

Log in

No account? Create an account

freeundersky


Свободу Алексею Поднебесному!

Журнал о незаконном уголовном преследовании нижегородского общественного деятеля А. Поднебесного


Previous Entry Share Next Entry
"Дело Козлов" прекращено за отсутствием состава преступления
freeundersky

Дело по ложному заявлению провокатора Козлова в отношении А. Поднебесного прекращено за отсутствием состава преступления 19 августа 2015 года.
Разваливаться это дело начало после того, как мы вскрыли в суде, что основной лжесвидетель обвинения Подлесный – сосед и знакомый старшего оперуполномоченного Центра «Э» Филимонова. Мы были готовы представить суду свидетеля на условиях защиты от заявителя данных о личности свидетеля и допросе в условиях, исключающих визуальное наблюдение, который мог достоверно подтвердить этот факт, и кроме того, лояльность Подлесного идеям устрашения и репрессий в отношении активистов-оппозиционеров. Впрочем, Подлесный и сам не отрицал факта знакомства с Филимоновым.


Далее, защита подробно допросила заявителя и его лжесвидетелей, и в их показаниях вскрылась масса несостыковок и противоречий. Было очевидно, что они придумывают несуществующие детали происшествия на ходу, т.к. в момент провокации на месте они не были.

Заказной характер этого сфабрикованного обвинения стал очевиден при начале рассмотрения с этим делом параллельно в Нижегородском районном суде моего ходатайства о досрочном снятии судимости и отмене условного осуждения. 5 марта 2015 года судья Пырьев удовлетворил это ходатайство и снял с меня судимость и условное осуждение. Это в частности, открывало мне возможность участвовать в муниципальных выборах или свободно переехать в другой город или регион. Но такой поворот стал неожиданностью для Центра «Э», который привык к полной покорности судов. Поэтому Центром «Э» было инициировано представление прокурора Нижегородского района и апелляционная жалоба потерпевшего Голышева (сотрудника полиции, ранее работавшего в Центре «Э», участвовавшего в моем избиении). В своей жалобе Голышев указывал на заявление Козлова как на неоспоримый факт совершения мной «нового преступления», к жалобе Голышева было приложено постановление судьи Быкова о возбуждении в отношении меня уголовного судопроизводства. Само это постановление нигде не публиковалось, доступ к нему есть только у заявителя, подсудимого и защиты. Суд не вправе выдавать этот процессуальный документ частным лицам, поэтому у Голышева данный документ находился незаконно. Как он был получен? Очевидно, что провокатор Козлов был лишь исполнителем организованного Центром «Э» преступления против меня, и передавал в Центр «Э» все получаемые им документы по моему делу.



Апелляционную жалобу Голышева также писал, скорее всего, не он сам, а начальник Центра «Э» Трифонов, который, вероятнее всего, написал и текст заявления Козлова, т.к. мы провели сравнительный анализ текстов этих документов и публикаций в ЖЖ «Опер-нн» и выявили совпадение ключевых фраз, используемых в заявлениях Козлова, Голышева и текстах «Опера-нн», за которым, как считает нижегородская оппозиционная общественность, скрывается либо сам Трифонов, либо иные приближенные к нему сотрудники Цента «Э».

Также к заявлению Голышева была приложена и заверенная копия решения судьи Шутова о моем административном аресте от 10 апреля 2013 года. Этот документ Голышев как частное лицо также никаким законным способом не мог получить. Его могли выдать только по запросу следователя, прокурора или суда. Но очевидно, что Центр «Э» мог получить это решение, т.к. привлечение меня к ответственности именно им и было организовано. Я тогда был превентивно арестован перед организованными мной двумя митингами протеста во время законной раздачи агитационных листовок в защиту Автозаводского парка и против уплотнительной застройки.

По жалобе Голышева состоялось заседание апелляционной инстанции, которая отменила решение суда о снятии с меня судимости и вернула дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении судимость мне была оставлена, в досрочном освобождении от наказания было отказано. При этом в суде Голышев вновь заявлял о заявлении провокатора Козлова в отношении меня как о доказанном факте совершения мной «нового преступления».
Все это в совокупности позволяет сделать вывод, что провокация Козлова и сфабрикованное на основе его ложного заявления обвинение в отношении меня, уничтожение полицией доказательств, неопровержимо свидетельствующих в мою пользу (видеозаписей камер внешнего наблюдения), участие в деле подставного свидетеля – знакомого сотрудника Центра «Э», участие сотрудника полиции, ранее работавшего Центре «Э», в процессе о досрочном снятии с меня судимости с целью недопущения моего досрочного освобождения объединено единым замыслом и единым организатором. Этим организатором, очевидно, является начальник Центра «Э» Трифонов.

За все это время не прекращалась травля в отношении меня в соцсетях и на форумах «нн.ру» со стороны провокаторов. Мой телефон периодически прослушивался.

Решение о прекращении дела было принято судьей Быковым на основании фактического отказа заявителя Козлова от обвинения. На протяжении нескольких заседаний Козлов не являлся для поддержания обвинения. Почему Центр «Э отказался от доведения своего преступления в отношении меня до конца?

Во-первых, целью сфабрикованного дела по заявлению Козлова было недопущение моего досрочного освобождения от наказания по первому сфабрикованному делу, а при удачном для Центра «Э» исходе – и замена наказания реальным (4 года лишения свободы). Заявление Козлова суд начал рассматривать именно в тот день, 18 июля 2014 года, когда истекала установленная законом половина назначенного мне срока условного осуждения и я получал право на досрочное освобождение и снятие судимости. Опасения Центра «Э» были не беспочвенны, т.к. я вел себя безупречно, да и для любого честного и здравомыслящего человека было очевидно, что никакого преступления я не совершал и был осужден незаконно и несправедливо. Судимость с меня действительно была снята, хотя этот процесс затянулся на срок более одного года с момента появления у меня права на досрочное освобождение. Но тем не менее, к моменту снятия судимости дело по сфабрикованном обвинению еще не было завершено, и при принятии судом решения не имело правового значение. Тогда Центру «Э» пришлось идти другим путем – прямого давления на суд и прокуратуру. Судимость и наказание мне снова были восстановлены. Поскольку решение уже принято и вряд ли будет отменено, особого смысла в поддержании (и финансировании!) обвинения Козлова в отношении меня больше нет.

Во-вторых, по сфабрикованном делу я подпадал под объявленную к 70-ти летию Победы амнистию. Этого Трифонов также не мог предвидеть в 2014 году, когда организовывал эту провокацию против меня. Судья Быков предлагал защите воспользоваться правом на амнистию, но я закономерно от этого отказался, т.к. являюсь невиновным и не нуждаюсь в амнистии, но в случае осуждения, суд все равно был бы обязан применить ко мне амнистию, на что имеется прямое указание в Положении об амнистии. Таким образом, сфабрикованное Центром «Э» дело вновь лишается смысла.
В-третьих, летом 205 года в Госдуму поступил одобренный президентом законопроект о декриминализации части 1 ст. 116 УК РФ, т.к. ответственность за побои исключалась из Уголовного кодекса. Такого поворота в Центе «Э» также не могли предвидеть. Декриминализация статьи, по которой они сфабриковали мое обвинение, вновь лишало смысла всю их работу.

Кроме того, у нас имелись серьезные доказательства моей невиновности, о которых Центр «Э» наверняка знал, т.к. прослушивал мои телефонные переговоры и читал мою электронную почту, и мы готовились предъявить их в суде. При таких доказательствах и при весьма неубедительных (если не сказать смехотворных, абсурдных) и противоречивых показаниях лжесвидетелей обвинения по делу гарантировать то, что обвинительный приговор устоит в апелляционной и кассационной инстанциях Центр «Э» на 100% не мог. А в случае оправдания меня судом провокатор Козлов и ЦПЭшные лжесвидетели по закону должны быть привлечены к уголовной ответственности за заведомо ложный донос и ложные показания. Также вскрылась бы связь подставного свидетеля с Центром «Э», что могло бы повлечь и последствия для самих Трифонова и Филимонова: если не увольнение, то, как минимум, служебную проверку и понижение шансов в карьерной борьбе за должности. С этой точки зрения прекращение дела в связи с отказом провокатора от обвинения гораздо предпочтительнее для него, т.к. не повлечет ответственности за ложный донос, ну и оставит след некоторой «недоказанности» моей невиновности. Однако для меня правовые последствия от этого не меняются: дело в отношении меня прекращено за отсутствием состава преступления.

Также были удовлетворены мои жалобы о признании незаконным бездействия полиции, которая на протяжении одного года и трех месяцев отказывалась принимать решение по моему заявлению о преступлении в отношении меня со стороны Козлова, бездействовала, уклоняясь от проведения проверки и своим бездействием уничтожила доказательства по делу: видеозаписи камер внешнего наблюдения. Прокуратура Нижегородского района все это время покрывала беззаконие и произвол полиции, прокурор района и его заместители многократно принимали по моим жалобам решения о законности бездействия полиции. Но мне на помощь пришел депутат Госдумы Дмитрий Гудков, который дважды направлял депутатские запросы в Генеральную прокуратуру и благодаря этому прокуратура Нижегородской области признала ответы прокуратуры района незаконными. Сотрудникам районной прокуратуры было указано на нарушение ими закона, а сотрудников полиции прокуратура области потребовала привлечь к дисциплинарной ответственности. Каких-либо реальных неблагоприятных последствий для прокурорских и полицейских беспредельщиков это не повлекло, но факт их незаконного бездействия по моем заявлению был официально признан.

Конечно, до торжества законности и справедливости здесь далеко. Мы даже близко не подошли к этому. Но небольшая промежуточная победа одержана. Это было бы невозможно без помощи, в т.ч. материальной, и поддержки как моих друзей и знакомых, так и гражданских активистов, которые вполне возможно не разделяют мои политические взгляды, но поддержали меня из чувства солидарности в борьбе против явной несправедливости и произвола полиции. Я выражаю глубокую признательность и благодарность всем, поддержавшим меня в этой борьбе.

Борьба отнюдь не окончена. Мы видим рост репрессий и совершенно безумные сроки наказаний для активистов, вынесенные в последние дни (дело Романова, дело Сенцова и др.). Это означает, что российский террористический тоталитарный режим намерен «закручивать гайки» еще сильнее и будет использовать для этого любой повод.

У меня остается неснятой судимость и надо мной продолжает висеть условное наказание. Провокации в отношении меня продолжаются. Так, 13 августа 2015 года строитель ковалихинского застройщика напал на меня и разбил мой фотоаппарат, когда я снимал акцию протеста жителей Ковалихи против уплотнительной застройки. Нападение мной было записано на видео, жители являются свидетелями этого, но полиция уголовное дело в отношении нападавшего не возбуждает, при этом принято заявление нападавшего против меня, которое может стать «делом Козлов - 2».
Показателен и следующий момент. Вся эта история прошла полностью незамеченной в СМИ, в т.ч. называющих себя «независимыми» («Дождь», «Грани», «Новая газета» и др.), правозащитники, к которым я обращался за помощью (Каляпин, Дмитриевский, «Мемориал», «Росузник» и др.) полностью проигнорировали мои обращения. Либеральную оппозиционную тусовку и СМИ интересуют лишь их собственные проблемы. Не входящие в их междусобойный круг общения не заслуживают, по их мнению, внимания. Честно говоря, их цинизм и равнодушие вызывает даже большее возмущение, чем провокации и беспредел полиции и прокуратуры: если у последних произвол является вполне закономерным следствием их службы на страже антинародного коррупционного режима и ничего другого от них и не ждешь, то правозащитники и либеральные СМИ позиционируют себя как защитников правды и справедливости, а на деле в моем случае они оказались на стороне провокаторов Центра «Э» и того самого режима, с которым они, якобы, борются. Мне помогали лишь простые активисты, которые оказались более надежными и порядочными, чем прославленные правозащитники и знаменитые «независимые» СМИ.

Суды по признанию незаконности бездействия полиции, о незаконных отказах в возбуждении уголовного дела в отношении провокатора Козлова, об отказе в досрочном освобождении у меня продолжаются, некоторые из них уже назначены на начало сентября. Не исключено и новое преследование, о чем я упомянул выше. Призываю неравнодушных поддержать меня в дальнейшей борьбе.

Также я по-прежнему лишен постоянной работы. В этом городе, где все подконтрольно коррумпированным властям и полиции, мне везде отказывают в трудоустройстве. Здоровье у меня серьезно подорвано избиением в ЦПЭ в 2011 году и нападением наемника в 2013-м, а непрекращающаяся травля и уголовное преследование по сфабрикованным делам создают постоянный стресс не только у меня, но и у членов моей семьи. Если вы хотите поддержать меня в моей борьбе материально, то это можно сделать по номерам счетов, приведенным ниже. Ваша помощь и поддержка мне – это помощь в борьбе за правду и справедливость против произвола и тирании со стороны преступного государства! Еще раз спасибо всем поддержавшим меня в этой борьбе!


Алексей Поднебесный


Читайте также:

Кто вы, мистер Подлесный? Личность лжесвидетеля обвинения вызывает много вопросов (16.01.15)


Recent Posts from This Journal