freeundersky


Свободу Алексею Поднебесному!

Журнал о незаконном уголовном преследовании нижегородского общественного деятеля А. Поднебесного


Previous Entry Share Next Entry
10 лет в круге Втором. Центр Э и прокурор препятствуют снятию судимости и освобождению Поднебесного
freeundersky

В 2015 году исполняется 10 лет с начала преследований в отношении меня. В 2005 году я выступил против несправедливости и фальсификации уголовных дел в прокуратуре, и был уволен. Но борьба с несправедливостью, борьба со злом – это моя судьба, мое предназначение. Поэтому я написал книгу «В Круге Втором», в которой разоблачил преступления и моральное разложение сотрудников прокуратуры и всей правоохранительной системы. Сейчас эта система мстит мне. Против меня сфабриковано ложное обвинение на основе заведомо ложных показаний лжесвидетелей, привлеченных к совершению преступления против меня нижегородским Центом «Э». Я уверен, что организовал это преступление начальник нижегородского ЦПЭ Трифонов, который еще в 2011 году во время бандитского незаконного обыска у меня дома угрожал моей жене, что «посадит» меня, невзирая на закон.

Механизм провокации против меня был обкатан в Н.Новгороде еще в 2007 году. Тогда участники пропутинского движения «Наши» пришли к редакции газеты, где проходила пресс-конференция оппозиционера М. Касьянова, стали провоцировать стоявшую на входе охрану Касьянова, а затем демонстративно сели на асфальт и стали кричать, что охрана их избила. Тут же появилась заранее ожидавшая своей роли «Скорая помощь» и полиция, которым «нашисты» заявили о якобы нанесенных им побоях. В действительности никто им побоев не наносил, это была провокация, осуществленная с целью опорочить оппозиционного деятеля.

21 марта 2014 года против меня была осуществлена аналогичная провокация. Анализируя все элементы произошедшего, я прихожу к выводу, что эта провокация была разработана и организована Центром «Э» и его начальником Трифоновым. Сотрудники нижегородского ЦПЭ известны мне как преступники, совершившие, в том числе и в отношении меня, такие преступления, как пытки, избиения задержанных, подлоги и фальсификации доказательств. С т.зр. юридической психологии у них имеет место профессиональная деформация. Борьбу с преступностью они воспринимают как способ личного самоутверждения, расправу с неугодными, как правило, мнимыми «врагами».

Элементы их преступлений против меня таковы. В 2011 году, когда на меня напала группа пьяных хулиганов, Центр «Э» и его начальник Трифонов были привлечены к оперативному сопровождению дела, сфабрикованному против меня. Обвинение лоббировалось прокуратурой, которая мстила мне за публикацию книги правды. В ЦПЭ фабриковали ложные справки на меня. Сотрудники ЦПЭ Филимонов, Степнов, Голышев жесточайше избили меня в своем отделе, по мне прыгали ногами, раздавливали ногой голову. За ужасные побои, нанесенные мне, никто их них не понес никакой ответственности, прокуратура и прокурорское следствие (СК) отмазали преступников в погонах от ответственности. Пытки и избиения, которым я подвергся, были гестаповскими, фашистскими пытками.

В мае 2013 года, как я уверен, Трифонов по своей лично инициативе, из чувства мести и ненависти, подослал ко мне наемника, чтобы избить меня на улице. Наемник сломал мне руку, только чудом он не проломил мне голову и я остался жив. Эти люди – они настоящие убийцы, Степнов, Голышев, когда избивали меня в 2011 году, сами говорили мне об этом, что они могут в любой момент найти меня и убить прямо на улице, и ничего им за это не будет. Точно так и было 30 мая 2013 года, когда наемник чуть не убил меня прямо на улице.

31 июля того же года я опознал этого человека, это был явно сотрудник полиции, присутствовавший на разогнанном митинге «Стратегии 31» против мэра Сорокина. Этот человек был одет в такой же спортивный костюм, как во время нападения на меня, только другого цвета. На митинге он дружески общался с другими полицейскими в форме.

Уголовное дело по факту моего избиения было похоронено полицией и следствием. Я установил, что нападавший попал на камеру внешнего наблюдения, но полиция уклонилась от изъятия видеозаписи, и доказательства были уничтожены. Система отмазала своего преступника от ответственности.

В июле 2014 года истекла половина срока по приговору за сфабрикованное мне в 2012 году дело и я получил право на досрочное снятие судимости. Очевидно, чтобы не допустить этого, Трифонов подослал ко мне нового провокатора. Молодой человек, похожий на «нашиста», поджидал меня примерно на том же месте, где и наемник в 2013 году. Он стал угрожать мне и делал вид, что готов ударить меня. Я сазу понял, что это провокация, и что скорее всего где-то рядом нас снимают на видео, чтобы потом обвинить меня в нападении. Поэтому я стал обращаться за помощью к прохожим и позвонил в полицию. Увидев это, провокатор отстал.

То, как я шел с ним, и как он прыгал вокруг меня, было заснято на несколько видеокамер. В тот же день я написал заявление в полицию и потребовал изъять записи с видеокамер. Однако полиция уничтожила эти доказательства, записи так и не были изъяты, что было сделано намеренно, т.к. эта провокация готовилась, чтобы обвинить меня. Но сторону преступников в погонах стал и судья Быков.

На 18 июля 2014 года, тот самый день, когда истекал срок для получения права на досрочное снятие судимости, судья Быков назначил первое судебное заседание по заведомо ложному доносу провокатора Козлова. В качестве лжесвидетелей Центр «Э» привлек своих знакомых. Так, у нас есть доказательства того, что лжесвидетель Подлесный – это друг оперуполномоченного ЦПЭ Филимонова, ранее участвовавший в избиениях.

Основная цель фабрикации этого обвинения для ЦПЭ – не допустить того, чтобы я снял судимость и смог вести нормальную жизнь, полноценно участвовать в общественной деятельности. Осуждение меня за, якобы, нанесенные провокатору Козлову побои, позволит им добиться отмены для меня условного наказания и замены его реальным по приговору 2012 года.

Эта версия подтверждается активным вмешательством ЦПЭ в ход судебного процесса по снятию с меня судимости. 5 марта 2015 года Нижегородский районный суд снял с меня судимость и отменил условное осуждение, поскольку я исполнил все требования приговора и вел себя безупречно. Однако в деле в качестве потерпевшего был привлечен сотрудник Центра «Э» Голышев (по нашим сведениям сейчас он работает в другом подразделении МВД). От его имени поступила апелляционная жалоба, написанная явно в Центре «Э», вероятно по указанию Трифонова. В ней Голышев пишет о сфабрикованном против меня деле провокатора Козлова как о вполне решенном, будто я уже признан виновным и осужден. Если не они сами же сфабриковали это дело, то зачем стали бы на него ссылаться, требуя оставить мою судимость в силе и настаивая на том, что я должен быть вновь осужден?

Ссылаются они и на задержание меня в апреле 2013 года перед «Неделей протеста» - митингами и пикетами против уплотнительной застройки и вырубки Автозаводского парка. Тогда я был незаконно «превентивно» задержан по схеме, которая в этом году была применена к Навальном перед маршем «Весна»: за якобы незаконную раздачу листовок перед митингом. 10 апреля я раздавал листовки на проспекте Молодежном, когда меня схватили полицейские и отвезли в отдел. Поняв, что я действовал законно, они сфабриковали мне протокол о, якобы, неповиновении полиции. Затем с нарушением всех процессуальных норм я был арестован на 7 суток. На этот арест 2-х годичной давности и ссылается «потерпевший» ЦПЭшник. Однако этот эпизод уже рассматривался судом, Уголвно-исполнительная инспекции выходила в суд с представлением об изменении мне наказания, но суд отказал ей в этом, и приговор 2012 года был оставлен без изменений.

К своей жалобе бывший ЦПЭшник Голышев приложил в пяти экземплярах диск с записью украденного у меня Трифоновым видеоролика, который очень понравился Трифонову и он привлек к накрутке просмотров подконтрольных ему ботов и «нашистов». Одна только эта черта в жалобе Голышева позволяет с полной уверенностью заключить, что писалась эта жалоба в кабинете Центра «Э».

Апелляционную жалобу Голышева поддержал сам прокурор Нижегородского района Н.Новгорода Сурнин. Первоначально в процессе прокуратура не возражала против снятия с меня судимости, но после активизации Центра «Э» появился протест прокурора района. Видимо, к прокурору зашли и настоятельно попросили поддержать протест против освобождения меня.

Все это указывает на заказной характер обвинения против меня. Задействованы прокуратура, Центр «Э», вероятно также и судья Быков и вышестоящие судебные инстанции (так, у нас есть информация о разговоре одной сотрудницы апелляционного суда, которая, не участвуя в процессе, сообщила, что в областном суде следят за делом Поднебесного и Поднебесный будет осужден, т.к., по ее словам, «там есть два свидетеля»; фото этой сотрудницы мы приводим ниже). Дело против меня сфабриковано с целью расправиться со мной как с активистом и общественным деятелем, лично ненавистным правящим кругам в Н.Новгороде и начальнику ЦПЭ Трифонову. Они вмешиваются в законную деятельность суда, с целью не допустить отмены для меня дальнейшего отбытия наказания и снятия судимости. Для них желательно наоборот добиться для меня реального лишения свободы. Центр «Э», его начальник Трифонов, нанятые ими лжесвидетели и провокаторы, как я убежден, совершают этим преступление не только против меня, они совершают преступление против правосудия.










?

Log in

No account? Create an account