freeundersky


Свободу Алексею Поднебесному!

Журнал о незаконном уголовном преследовании нижегородского общественного деятеля А. Поднебесного


Share Next Entry
Что было использовано как повод для расправы над Алексеем
freeundersky
16 июля мы с мужем приехали на Светлояр. Мы зашли в церковь во Владимирском, после службы пришли на стоянку. Уже смеркалось, когда мы решили пойти на озеро. Когда мы обходили озеро, то компания пьяных парней стала кричать Алексею оскорбления, а один из них стал ему угрожать. Мы молились, и не обращая внимания на этих людей прошли мимо них. Но они не отставали. Когда мы проходили через то же самое место во второй раз, они вновь принялись улюлюкать и кричать. Третий круг мы не дошли до конца. Было уже довольно темно, и он решил повернуть назад, вернуться в лагерь. И на обратном пути мы вновь встретили их. Двое пьяных парней полезли в драку. Один из них, - позднее следователь Гусева признает его "потерпевшим", - побежал с кулаками на Алексея, крича, что сейчас убьет его. Мой муж спрятал меня за свою спину и я сама не видела, что там произошло, он закрыл меня собой от бегущего на нас нападающего пьяного парня, кричавшего угрозы и оскорбления. Сразу же за тем парнем подошел второй и стал оскорблять Лешу, а увидев, что его дружок отошел от Алексея и держится за живот, закричал, что сейчас вообще убьет Алексея. Воспользовавшись тем, что друг нападавшего отвернулся, чтобы выяснить, что случилось с его дружком, мы быстро ушли от этих парней.
Когда мы залезли на гору, где стоит Казанская церковь, то услышали, как у озера кто-то кричит, голоса раздавались в разных местах. Мы поняли, что это подтянулись приятели тех парней и ищут нас, чтобы расправиться с Алексеем. Леша боялся и за меня. Он сказал, что парней там слишком много, и он не сможет справиться со всеми ними, его могут просто убить, а что они сделают со мной...пьяная деревенская шпана, озверенная ненавистью ко всем, не похожим на них,...об этом даже страшно думать. Поэтому Леша предложил спрятаться в лесу. На стоянку возвращаться было опасно, так как наверняка первым делом они пошли бы искать нас туда. До утра мы провели в лесу, неподалеку от озера. За это время мы слышали на озере крики мужчин и несколько ружейных выстрелов. Видимо, кто-то бегал и искал нас, и стрелял ради устрашения из ружья...
Утром за нами приехал на машине мой отец. Мы собрали палатку и поехали в Нижний. Обращаться в милицию в Воскресенске Алексей не хотел, он хотел пойти и обо всем рассказать в полиции в Нижнем Новгороде, где можно было бы воспользоваться также и помощью адвоката. В Воскресенской же полиции, как он думал, (и как впоследствии полностью подтвердилось) нельзя было рассчитывать на объективный подход, наверняка местная полиция стала бы защищать своих. Алексей боялся, что местные парни имеют своих знакомых в местной полиции...
Поэтому мы приехали в Нижний. Мы были невероятно уставшими и до смерти испуганными. По крайней мере, я точно. Мы спали целый день и проснулись лишь в понедельник утром... История о том, как задерживали Алексея до сих пор не ясна мне до конца. Как так получилось, и почему уже на следующий день утром к нам в квартиру вломились сотрудники Центра по борьбе с эстремизмом, которые искали Алексея? Как они так быстро могли смогли установить, что "преступление" совершил Алексей и найти нашу квартиру, если, конечно, не знали все это заранее, но это уже отдельная тема - как, кто и с какой целью искал нас...
Дальше начинается уже другая история, о том, как меня пять часов допрашивали в Центре по борьбе с экстремизмом, как меня оскорбляли, унижали меня, угрожали и запугивали, обманывали и обещали помочь, а потом поехали в нашу квартиру, где без санкции суда, без хозяйки квартиры – Лешиной мамы – провели незаконный обыск, вытащив и истоптав все вещи, как глумились и надсмехались над нашими письмами, читали дневники и злословили, а затем изъяли почти все, что можно было унести: компьютер, фотоаппарат, диктофон, видеоархив Алексея с записями проведенных им общественных акций, огромнейшее количество его документов, связанных с его общественной протестной деятельностью и много, много других вещей… Но это уже другая история – начало истории беззакония и произвола нашей полиции, прокуратуры, судов в отношении Алексея и нас, его близких: меня, его жены, в отношении его матери. А если так подумать, то и в отношении всех тех людей, которым он помогал защищать права, в отношении всего нашего общества. Потому что от такого циничнейшего произвола и беспредела со стороны тех, кто по долгу службы наоборот должен защищать закон, от такого произвола не застрахован никто…
За то, что Алексей защитил меня и себя от нападения двух пьяных хулиганов, грозивших убить его и надругаться надо мной, Алексей привлечен сейчас к уголовной ответственности по статье 111 ч. 1 УК РФ – «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» (срок лишения свободы – до 8 лет). Кроме этого, его обвиняют в том, что он убежал от погнавшегося за ним неизвестного парня в гражданской одежде по статье 318 – «применение насилия в отношение представителя власти» (срок лишения свободы до 10 лет). А Воскресенске следователь Гусева написала на него заявление, что он ее, якобы, оскорбил при проведении ею следственного действия, и ему грозит еще и штраф до 40 тысяч рублей по статье 319 УК.
Как это понять? Как это объяснить? Уму это не постижимо! Но все становится понятно, если вспомнить, что за последний год благодаря активной общественной работе Алексея движение против уплотнительной застройки в Нижнем Новгороде приобрело огромную силу, люди увидели и поверили, что своих прав, правды, можно добиться, и против всевластия денег и лжи есть средство борьбы. Глава администрации города О.Кондрашов заявил, что уплотнительная застройка в Н.Новгороде будет запрещена. И сделано это было после того, как Алексей с жителями провели множество акций протеста. Я сама видела, сколько времени и сил Алексей приложил, чтобы объединить людей, благодаря его энтузиазму и целеустремленности многие поверили в победу, и победа была одержана! Сколько же это вызвало злобы среди застройщиков, а ведь все они – миллионеры, и благодаря запрету строек теряют миллионы, которые могли бы заработать на слезах и горе людей, сколько недовольства это вызвало со стороны властей города (из-за своей активной общественной деятельности Леша который год не может найти нормальную постоянную работу и вынужден работать где придется за копейки), которые очень бы хотели, чтобы митингов и пикетов Алексея, которые собирали уже по 300 и больше человек, и на которых люди уже не боялись говорить правду о наших власть имущих чиновниках, они, эти чиновники, а по совместительству и капиталисты-застройщики, очень бы хотели положить этому конец. И вот, у них появился повод, который был сразу использован.
Сейчас Алексею грозит в общей сложности до 15 или 18 лет тюрьмы. Большей несправедливости, чем это я не могу даже представить. В этом журнале я постараюсь рассказать вам обо всем, о том, какой хороший человек Алексей на самом деле, и как жестоко и несправедливо обходятся с ним его враги, и я уверена, что любой настоящий честный и порядочный человек согласится с тем, что Алексей не заслуживает такой участи. Лично я считаю, что после всего того, что Алексей сделал доброго и хорошего для всех жителей нашего города, его наоборот нужно было бы наградить, помочь ему найти нормальную работу, где он мог бы и дальше помогать людям (такой уж у него склад характера – он помогает людям), а не сажать его в тюрьму за то, что в любой другой стране не было даже преступлением: за необходимую оборону, за попытку защитить себя и своих близких…



Вы можете поддержать Алексея и его семью материально:
счет в Интернете на Яндекс.деньги - 41001841472790
WebMoney -  R362746432978

?

Log in